0

Товарные знаки и патенты: актуальная судебная практика

Привет, Регфорум! Продолжаем рассмотрение судебных актов и актов арбитражных судов, принятых в результате слушания дел о защите интеллектуальной собственности. Настоящая публикация посвящена анализу результатов судебно-арбитражной защиты прав владельцев товарных знаков.

Владелец товарного знака имеет право предъявить иск к физическому лицу, лишенному статсуа ИП, если срок исковой давности не пропущен

Общество с ограниченной ответственностью (далее — «ООО», «Истец») обратилось в суд с исковым заявлением к У. (далее — «Ответчик») о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на товарный знак и исключительных авторских прав на произведение изобразительного искусства. Как следует из искового заявления, Ответчиком, являясь индивидуальным предпринимателем, незаконно, без соответсвующего разрешения ООО как правообладателя, проводилась торговля товарами, содержащими изображения, сходными до степени смешения с товарным знаком и персонажами аудивизуального произведения.

Ответчик исковые требования не признала, так как, согласно ее мнению, Истцом не было доказано, что на реализумых ее товарах изображены товарные знаки, правообладателем которых является Истец. Также Ответчик полагала, что Истец должен был обратиться к ней с соответствующим иском в арбитражный суд в течении года с момента выявленного факта нарушения права. В настоящее же время, Ответчик лишена статуса индивидуального предпринимателя, вследствие чего не может быть надлежащим ответчиком по данному делу, и просила применить срок исковой давности.

Судом исковые требования удовлетворены в полном объеме на основании того, что Истцом были представлены надлежащие доказательства сходности товарного знака и реализуемого Ответчиком товара. Доводы Ответчика о том, что она лишена статуса индиивудуального предпримимателя вседствие чего не может быть ответчиком в рамках даного дела, судом признаны необоснованными, так как

«с момента прекращения действия государственной регистрации гражданина в качестве индивидуального предпринимателя, в том числе и связанные с осуществлявшейся ими ранее предпринимательской деятельностью, подведомственны судам общей юрисдикции, за исключением случаев, когда такие дела были приняты к производству арбитражным судом с соблюдением правил о подведомственности до наступления указанных выше обстоятельств».

При этом применяется общий срок исковой давности, равный согласно ст. 196 Гражданского кодеска Российской Федерации три года, кторый Истцом пропущен не был.

(Решение Сергачского районного суда Нижегородской области от 03.03.2016 по делу № 2-29/2016 см. во вложении).

Судом признается нарушение прав владельцев товарного знака, даже если незаконно используемые нарушителем объекты имеют некторые визуальные отличия от оригинала товарного знака

Общество с ограниченной ответственностью (далее — «Истец», «ООО») обратилось к О. (далее — «Ответчик») с исковым заявлением о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки, исключительных авторских прав на персонажи аудиовизуальных произведений. По мнению Истца, Ответчиком без разрешения Истца осуществлялись указанные нарушения путем продажи в магазине товаров с изображениями, схожими до степени смешения с товарными знаками и персонажами аудиовизуальных произведений.

Судом исковые требования удовлетоворены в соответствии с тем, что Ответчиком были допущены нарушения прав владельцев товарных знаков. При этом факт использования Ответчиком изображений, отличающихся от оригинала товарного знака по цвету, размеру и расположению букв, значения не имеет, так как данные изображения ассоциируются потребителями с товарными знаками, исключительными правами на которые обладает Истец.

(Заочное Решение Ардатовского районного суда Республики Мордовия от 02.06.2016 по делу № 2-186/2016 во вложении).

Правообладатель товарного знака вправе обращаться в антимонопольный орган при нарушении своих прав

Индивидуальный предприниматель Г. (далее — «Заявитель») обратился в Арбитражный суд с заявлением о признании незаконным решения Управления федеральной антимонопольной службы (далее — «УФАС»), вынесенное по жалобе Индивидуального предпринимателя Ф. (далее — «Третье лицо») в связи незаконным использованием Заявителем товарного знака, правообладателем которого является Третье лицо. По мнению Заявителя, решение УФАС является незаконным, так как им не было допущено нарушений прав Третьего лица на товарный знак, а обращение в УФАС было обусловлено желанием устранить конкурента с рынка.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении требований Заявителя отказано.

Судом апелляционной инстанции решение суда первой инстанции данное Решение оставлено без изменений, апелляционная жалоба — без удовлетворения в связи со следующимим обстоятельствами. Заявителем незаконно использовался товарный знак, правообладателем которого является Третье лицо. Учитывая тот факт, что и Заявитель, и Третье лицо являются конкурентами на рынке, действия Заявителя нарушали также и положения антимонопольного законодательства.

(Постановление Восемнадцатого Арбитражного Апелляционного суда от 21.06.2016 по делу № А07-25451/2015 — см. во вложении).

Мотивом, побудившим автора к написанию данной статьи, является практика, приобретенная последним в арбитражных судах по спорам о защите товарного знака. А также досудебная практика, полученная в ходе защиты интересов клиента сайта Правовед.ру по аналогичным вопросам.

Глобализация товарных рынков, ускорение темпов экономического развития развивающихся стран, тенденции к повсеместной цифровизации рыночной экономики, ежеминутный вывод на рынок громадного количества новых товаров – вот некоторые из тех факторов, которые заставляют задуматься каждого предпринимателя-производителя товаров, работ и услуг о защите своих экономических интересов.

Одним из действенных инструментов защиты интеллектуальной собственности предпринимателей является индивидуализация производимых ими товаров, работ или оказываемых услуг. Целям индивидуализации, как хозяйствующих субъектов, так и производимых ими товаров, служат средства индивидуализации, предусмотренные законом.

Так, отечественное гражданское законодательство в качестве средств индивидуализации юридических лиц и производимых ими товаров называет: фирменное наименование, товарный знак (знак обслуживание), наименование места происхождения товара и коммерческое обозначение — гл. 76 ГК РФ.

Как показывает практика Роспатента, как, впрочем, и судебная практика, наиболее популярным среди предпринимателей средством индивидуализации товара является товарный знак. Так, по данным статистики российские изобретатели и предприниматели за девять месяцев 2018 года подали больше заявок, чем за аналогичный период прошлого года.

Сохраняется тенденция прироста объема поступления заявок на регистрацию товарных знаков от российских заявителей по национальной процедуре: в 2018 году подано на 5,9% заявок больше, чем в 2017 году — 34,973 тысячи заявки.

Широкое использование предпринимателями товарного знака в качестве средства защиты от нарушения авторских прав на практике приводит к появлению множества разнообразных спорных ситуаций, касающихся использования компаниями схожих товарных знаков или схожих с товарным знаком обозначений (наименований). Отдельные, наиболее примечательные казусы (случаи), которые, по мнению автора, могут быть полезны и интересны для предпринимателей и практикующих юристов, мы рассмотрим в настоящей статье.

Но прежде чем обратиться к рассмотрению конкретных спорных ситуаций, с целью единообразного понимания сути и содержания данной статьи, определимся с вопросами о том, что собой представляет товарный знак, и какие виды товарных знаков существуют?

Российский законодатель в ст. 1447 ГК РФ закрепил довольно скупое определение товарного знака, понимая под ним обозначение, служащее для индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей. В то же время в научной литературе можно встретить более развернутые определения данного понятия.

Так, в частности, по справедливому мнению Я. Леликовой, товарный знак – это символ, слово или аббревиатура, которые ассоциируются у потребителя с определенной компанией или продуктом и позволяют выделиться и отличиться от конкурентов.

При этом ключевое значение в приведенных определениях, по мнению автора, принадлежит именно «различительной способности» товарного знака, т.е. способности выделить товар, работу или услугу из всего массива предлагаемых на рынке товаров, работ и т.д. Как мы увидим далее, степень «различительной способности» товарного знака зачастую играет решающую роль в разрешении конкретных судебных споров.

Между тем товарные знаки могут иметь и различные виды. Помимо названных выше изобразительных и словесных (аббревиатурных) обозначений, на практике встречаются звуковые и обонятельные товарные знаки. Кроме того, товарные знаки могут иметь комбинированный характер, т.е. включать в себя элементы товарных знаков разных видов.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что товарный знак – это сложный объект права, в котором одинаково важны все его элементы и порой не только смысл и визуальный образ, но шрифт и даже цвет имеют существенное значение.

Однако для успешной защиты своих прав на товарный знак важно не только понимание его правовой природы и видовых различий, но и знание концепции механизма правовой защиты товарного знака. По мнению автора, такая концепция представляет собой совокупность правовых норм и положений судебных актов, содержащих общие правила, на основании которых суды и иные правоприменительные органы определяют сходство и различие между товарными знаками и спорными (конкурирующими) обозначениями, наименованиями.

В упрощенном варианте такая концепция, с точки зрения автора, сводится к совокупному действию нижеследующих норм и положений:

  1. в силу пп. 14 п. 1. ст. 1225 ГК РФ, товарные знаки являются средствами индивидуализации товаров, которым предоставляется правовая охрана;
  2. согласно п. 3 ст. 1484 ГК РФ, никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.
  3. в соответствии с , для признания сходства товарных знаков достаточно самой опасности проблемы использования, а не реального смешения товарного знака в глазах потребителей.
  4. обозначение считается сходным до степени смешения с другим обозначением, если оно ассоциируется с ним в целом, несмотря на их особенности и отдельные признаки — абз. 2 п. 41 Правил составления, подачи и рассмотрения документов от 20.07.2015г. № 482);
  5. вопрос о сходстве до степени смешения является вопросом факта и может быть разрешен судом с позиции рядового потребителя и специальных знаний не требует — п. 13 Информационного письма Президиума ВАС РФ № 122.

Безусловно, действующее отечественное законодательство и судебные акты содержат множество иных правил, регулирующих вопросы защиты товарных знаков. Но все они носят скорее детализирующий характер по отношению к приведенным выше концептуальным нормам и положениям.

Итак, определившись с понятием товарного знака, его видами, а также общими правилами (критериями) рассмотрения судебных споров по товарным знакам, перейдем к рассмотрению конкретных практических ситуаций, связанных с оспариванием права правообладателя товарного знака и приравненных к ним обозначений.

Ситуация 2

К автору статьи на сайте Правовед.ру за помощью обратился один из московских предпринимателей, который занимается продажей электронной техники под брендом Xiaomi.ru, посредством использования собственного веб-сайта. В адрес данного предпринимателя от имени организации, являющейся официальным представителем компании Xiaomi H.K. Limited в России, была направлена претензия, содержащая требование о прекращении незаконного использования товарного знака «mI» в доменном имени сайта предпринимателя. Действительно, предприниматель использовал в названии своего веб-ресурса сочетание букв mi.

Здесь стоит сразу оговориться. На сегодняшний день российский законодатель исходит из того, что доменное имя является одним из способов использования товарного знака и наименования места происхождения товара в сети Интернет.

Данный вывод подтверждается тем, что доменное имя упоминается в ст. 1484 «Исключительное право на товарный знак» и ст. 1519 ГК РФ «Исключительное право на наименование места происхождение товара». В свою очередь, и судебные инстанции пришли к выводу о том, что доменные имена фактически трансформировались в средство, выполняющее функцию товарного знака — Постановление Президиума ВАС РФ № 1192/00.

Но вернемся к претензии. В ответ на требования представителя правообладателя о запрете использования товарного знака, был подготовлен мотивированный ответ на претензию, содержащий нижеследующее обоснование.

Во-первых, исходя из представленной представителем правообладателя выписки, относящейся к реестру прав на объекты интеллектуальной собственности, следует, что компания Xiaomi H.K. Limited зарегистрировала в графическом виде некое изображение, которое условно похоже на увеличенное изображение буквы «m» (фонетическое тэ) в русской транскрипции и буквы «m» (фонетическое эм) в латинской транскрипции.

При этом идентифицировать представленный в выписке из реестра знак как букву «m» мешает неслитное изображение всех частей такого знака. Изображение «I» в товарном знаке также можно воспринимать как римскую цифру «1», а слитное изображение mI как римскую цифру 1001.

Таким образом, товарный знак, принадлежащий Xiaomi H.K. Limited, даже отдаленно не напоминает написание строчных букв «mi» в доменном имени сайта. В данном случае отсутствует графическое, стилистическое сходство товарного знака и наименования сайта, а, следовательно, отсутствует опасность смешения рассматриваемого знака и доменного имени веб-ресурса в глазах потребителей.

Во-вторых, сочетание букв «m» и «i» можно рассматривать как общеупотребимый термин, например: название одной из музыкальный нот — мнемоническое обозначение третьей ступени диатонического звукоряда. Приведенный пример означает, что признание и последующая правовая охрана товарного знака «mI» в любом виде привело бы, в частности, к необходимости получения разрешения от Xiaomi H.K. Limited на использование соответствующей музыкальной ноты в общепризнанной мировой нотной грамоте, что является абсолютно недопустимым.

Анализируя вторую спорную ситуацию, мы видим, что доводы защиты от претензионных требований опираются на те же критерии, которые положены в основу разрешения первой спорной ситуации:

  • правовая охрана товарного знака распространяется только на изображение в определенном цветовом и буквенном регистре, зарегистрированное в реестре товарных знаков;
  • буквенное сочетание или словосочетание, составляющее спорное по отношению к товарному знаку обозначение, является общеупотребимым термином.

В заключении стоит сказать, что компания – представитель Xiaomi H.K. Limited в России, получив ответ на претензию, содержащую вышеуказанные доводы, приняла решение отказаться от дальнейших притязаний в отношении данного предпринимателя, несмотря на цели использования данного знака. И это несмотря на то, что ранее данная компания блокировала все сайты, содержащие в своих названиях ссылки на бренд Xiaomi.

Юрист сайта Правовед.RU Роман Андриянчик

Эта статья участвует в Конкурсе на лучшую бизнес-статью.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *