0

Ответственность производителей за качество товаров

Ответственность производителей — это совокупность правовых норм, которая регулирует распределение потерь, вызванных использованием продукции потребителями. До сих пор мы рассматривали случаи, когда причинители вреда и жертвы не были знакомы. В данном параграфе рассматривается случай, когда причинители вреда — это фирмы, а жертвы — или покупатели-незнакомцы, или постоянные клиенты фирмы. Основное внимание в этой ситуации уделяется тому, как оценка покупателями рисков, связанных с данной продукцией, влияет на их готовность приобретать продукцию данной фирмы.

Для объяснения воспользуемся гипотетическим примером (табл. 4.5).

Таблица 45

Издержки покупки газированной воды1

Тип

упаковки

Производственные издержки на единицу продукции, долл.

Вероятность

несчастного

случая

Потери вследствие несчастного случая, долл.

Ожидаемые

потери,

долл.

Полные издержки на единицу продукции, долл.

Стеклянная

бутылка

0,4

  • 1
  • 100000

10 000

0,1

0,5

Жестяная

банка

0,43

  • 1
  • 200000

0,02

0,45

1 Сост. по: Polinsky М. An Introduction to Law and Economics. 2nd ed. Boston ; Toronto : Little, Brown and Co, 1989. P. 98.

Покупатели имеют возможность выбора между покупкой газированной воды в стеклянных бутылках или жестяных банках. Из табл. 4.5 следует, что бутылки дешевле производить, чем жестяные банки, но бутылки в два раза чаще приводят к несчастному случаю для потребителей. Кроме того, несчастные случаи, вызванные бутылками, тяжелее, чем несчастные случаи, вызванные жестяными банками. Полная цена на единицу продукции высчитывается как сумма издержек производства и ожидаемого ущерба в результате несчастного случая.

Полная стоимость бутылок (50 центов) в этом примере больше, чем полная стоимость жестяных банок (45 центов). Таким образом, эффективность требует использования жестяных банок, а не бутылок. Поведение потребителей зависит от информации, которой они располагают, действующих правил ответственности и рынка газированной воды.

Мы предположим, что рынок газированной воды — это рынок совершенной конкуренции. Конкуренция понижает цену товара до издержек его производства. Издержки предложения газированной воды зависят от производственных издержек и установленной законом ответственности производителя. Мы предположим также, что цена одной единицы газированной воды равна сумме производственных издержек и издержек ответственности производителя.

Если действует правило, освобождающее производителей от ответственности, то цена единицы газированной воды будет равна производственным издержкам: 40 центов для бутылки воды и 43 цента для жестяной банки. Если действует правило безусловной ответственности, то цена единицы газированной воды будет равна полным издержкам: 50 центов для бутылок и 45 центов для жестяных банок.

Сначала мы рассмотрим поведение полностью информированных потребителей при правиле, освобождающем производителей от ответственности. Будучи по предположению полностью информированными, потребители знают ожидаемые издержки несчастного случая, и им известно, что вся ответственность ложится на них. Поэтому они предпочтут газированную воду, полная стоимость которой для них ниже, а именно газированную воду в жестяных банках. Это значит, что полностью информированные потребители выберут наиболее эффективный продукт, если действует правило, освобождающее производителей от ответственности.

Далее рассмотрим поведение потребителей, которые не обладают всей информацией в условиях, когда производители не несут ответственности за несчастные случаи, произошедшие при потреблении их продукции. Будучи недостаточно информированными, потребители не знают ожидаемых издержек несчастных случаев. Если потребители преувеличивают опасность, связанную с использованием бутылок, тогда они будут покупать жестяные банки. Но если они недооценивают большую опасность, связанную с использованием бутылок, или если они не обращают па нее внимания, тогда они могут покупать бутылки, чтобы сэкономить на этой покупке. Таким образом, не полностью информированные потребители не обязательно выберут наиболее эффективный продукт при правиле, освобождающем производителей от ответственности.

И, наконец, рассмотрим поведение недостаточно информированных потребителей при правиле безусловной ответственности производителей перед потребителями. Безусловная ответственность и совершенная конкуренция приводят к тому, что цена газированной воды становится равна ее полным издержкам, что составляет 50 центов для бутылки и 45 центов для жестяной банки. Потребители предпочтут жестяные банки, а не бутылки, вне зависимости от того, как они оценивают повышенную опасность несчастного случая, связанную с использованием бутылок.

На этом примере видны основные причины, почему производители должны нести ответственность перед потребителями за качество продукции: издержки ответственности будут отражены в цене, и потребители будут направляться ценой к выбору более эффективного варианта, несмотря на то, что они не обладают всей полнотой информации. Однако здесь не учитываются многие недостатки системы безусловной ответственности производителей за вред, причиненный их продукцией потребителям, например административные издержки, отсутствие стимулов к принятию мер предосторожности со стороны потребителей.

В наши дни, если товар продается потребителю, продавец или производитель будет нести ответственность, если по его вине образовался такой дефект товара, который сделал этот товар опасным. Однако в XIX в., в соответствии с принципами общего права, подобная ответственность возникала только из договорных отношений между сторонами. Покупатель вступал в договорные отношения с розничным продавцом, но причиной большинства дефектов была деятельность не продавца, а производителя, с которым у покупателя не было договорных отношений. Поэтому в XIX в. потребитель практически не имел возможности получить компенсацию от производителя за ущерб, причиненный некачественными товарами.

Примером может служить судебное дело «Уинтерботтом против Райта» (1842). Производитель колес для фургона, сам того не ведая, произвел несколько некачественных колес, потому что дерево, из которого они были сделаны, не было должным образом выдержано. В результате этого дефекта колеса могли сгибаться, создавая опасность того, что люди и вещи будут выброшены из фургона и им будет причинен ущерб. Производитель передал колеса оптовому продавцу, а тот в свою очередь передал их розничному продавцу, который продал их потребителям. С одним из покупателей произошел несчастный случай, но потребитель мог обратиться за компенсацией только к розничному продавцу, а поскольку торговец не нарушал ни явных, ни неявных условий договора с покупателем, то пострадавшая сторона не смогла получить компенсацию.

Знаменитое решение в деле «Макферсон против «Бьюик Мотор”» (1916) положило конец требованию договорных отношений между истцом и ответчиком, и ответственность за некачественную продукцию стала разделом деликтного, а не договорного права.

Истец Дональд Макферсон, каменотес, получил травму, когда сломалось одно из деревянных колес его автомобиля «Бьюик Ранебаут» 1909 года выпуска. Ответчик, компания «Бьюик Мотор», изготовил автомобиль, но само колесо было произведено другой фирмой, а установлено ответчиком. Было признано, что дефектное колесо можно было обнаружить при осмотре. Ответчик отказывался нести ответственность, потому что автомобиль был приобретен истцом у дилера. Судья Бенджамин Кардозо устранил требование договорных отношений между истцом и ответчиком. В течение последующих 50 лет в делах об ущербе, причиненном некачественной продукцией, традиционным стало применение правила небрежности. Производитель мог быть признан ответственным за ущерб, причиненный истцу в результате использования его продукта, если он не предупредил об опасности или не обеспечил разумную безопасность своего продукта.

Такая ситуация продолжалась до принятия решения по делу «Хенниг- сен против «Блумфилд Моторе”» (I960).

Мистер Хеннингсен приобрел новый автомобиль «Плимут» у торговца- огветчика и подарил его своей жене. Договор о продаже автомобиля предусматривал гарантию в течение 90 дней или 6500 км. В контракте о продаже автомобиля продавец предусмотрел условие о том, что он отказывается нести ответственность за побочный ущерб, вызванный дефектными компонентами, а отвечает только за замену или ремонт неисправных деталей. Миссис Хеннингсен управляла автомобилем и, когда рулевой механизм отказал, попала в аварию, в результате которой автомобилю был причинен значительный ущерб. Она предъявила иск к розничному продавцу и к производителю, и апелляционный суд решил дело в ее пользу.

После этого дела в общем праве начался постепенный переход от правила небрежности к безусловной ответственности производителей за некачественную продукцию. Почему произошел этот переход от правила небрежности к правилу безусловной ответственности?

Рассмотрим проблемы, связанные с применением правила небрежности. При решении вопроса о небрежности получение и оценка информации о поведении фирм и об их продуктах и услугах могут быть особенно сложны для суда. Эта информация может иметь сложный технический характер (действие лекарства), или она может быть специфической (особое состояние пациента), или она может иметь дело с событиями, которые произошли в далеком прошлом (лечение пациента за много лег до возбуждения дела). Вследствие этих сложностей возникают две основные проблемы:

  • • суды могут делать ошибки в определении уровня должной осмотрительности, и причинители вреда могут быть вынуждены принимать чрезмерные меры предосторожности;
  • • суды не смогут учесть определенные характеристики поведения фирм при определении стандарта поведения из-за отсутствия или недостатка доказательств. Поэтому в отношении этих характеристик своего поведения фирмы не будут ничего предпринимать, чтобы сократить риск.

Этих проблем можно избежать, применяя правило безусловной ответственности, потому что фирмы будут иметь стимул принимать все необходимые меры с целью сокращения риска, независимо от того, сможет ли суд определить, какие меры стоило принимать и какие меры были оправданы.

Одним из первых судебных решений, предложивших безусловную ответственность за ущерб, причиненный продукцией, было совпадающее мнение судьи Роджера Трейнера в верховном суде Калифорнии в деле «Эскола против «Кока-кола боттлинг”» (1944). Истица, Глэдис Эскола, получила ранения, когда бутылка с кока-колой взорвалась у нее в руках. Она предъявила иск компании на том основании, что компания проявила небрежность, либо закачав слишком много газа, либо использовав дефектную бутылку. Присяжные решили дело в пользу истицы.

Судья согласился с решением большинства, но заявил, что вместо того, чтобы решать дело на основе правила небрежности, суд должен был применить правило безусловной ответственности. Даже если со стороны производителя не была проявлена небрежность, соображения публичной политики, но мнению Р. Трейнера, требуют, чтобы была установлена ответственность в тех случаях, когда она может наиболее эффективно сократить риски для жизни и здоровья, связанные с некачественными продуктами, которые попадают на рынок. В своем совпадающем мнении судья высказал три очень важных аргумента в пользу безусловной ответственности за вред, причиненный продукцией:

  • • односторонние меры предосторожности. Производители обладают способностью предвидеть некоторые риски и принять меры предосторожности против других рисков, что не могут сделать потребители. Следовательно, производитель рассматривается как сторона, которая может лучше минимизировать первичные издержки несчастных случаев;
  • • распределение риска или потерь. Производитель может застраховать риск несчастного случая и распределить его среди потребителей как издержки ведения бизнеса. Издержки несения риска распределяются в этом случае равномерно среди всех потребителей в форме более высоких цен, а не возлагаются целиком на жертву. Увеличение цены единицы товара при этом будет незначительным. Основная масса потребителей не склонна к риску, поэтому распределение риска, которое становится результатом безусловной ответственности, представляет для них существенную выгоду;
  • • более низкие административные издержки. Бремя доказывания для истца при правиле безусловной ответственности (нужно доказать причинно-следственную связь) значительно меньше, чем при правиле небрежности, при котором дополнительно нужно доказывать также и вину производителя.

Правило ответственности при несчастных случаях, вызванных некачественными товарами, называется безусловной ответственностью производителя перед потребителями за качество товара. Основной вопрос дел об ответственности производителей заключается в том, чтобы выяснить, были ли товары ответчика некачественными в момент нахождения их в торговом обороте или нет. И уже не имеет значения сам факт его виновного поведения, выразившегося в небрежности.

Дефект продукта может принимать три формы:

  • • конструктивный дефект. Дефектен ли автомобиль, если место, выбранное конструкторами для его бензобака, не оптимально с точки зрения минимизации ущерба и возможности возникновения пожара из-за вылившегося в результате аварии или дорожно-транспортного происшествия бензина? А как быть, если бак расположен правильно, но истец утверждает, что его следовало изготовить из более толстой жести?
  • • производственный дефект. Производственный дефект имел место, если, например, в газонокосилке отсутствовал болт, что привело к несчастному случаю, вызванному вылетевшей из газонокосилки деталью, которая причинила вред здоровью пользователя;
  • • ошибочная инструкция. Ответственность может быть возложена на изготовителя, если он не сообщил потребителям в инструкции по использованию товара о возможных опасностях.

Тонкости вопроса

Ответственность за ошибочную инструкцию в Америке в настоящее время приближается к абсолютной, и это было вызвано тремя основными предпосылками, из которых исходят суды:

  • • производители обладают полной информацией об опасностях, связанных с использованием товара;
  • • они могут с минимальными издержками предупредить потребителей об этих опасностях;
  • • все потребители прочитают инструкцию, правильно поймут ее и будут поступать так, как указано в инструкции.

Из этого следует, что если потребитель пострадал, несмотря на наличие инструкции, то сама инструкция предостерегала его в недостаточной степени. Так, в деле «Моран против Фаберже» (1975) производитель одеколона был признан ответственным за ущерб, так как он в недостаточной степени предостерег потребителя (девочки хотели сделать ароматическую свечку).

Судебное дело «Гринман против «Электрических товаров Юбы”» (1962) позволяет на конкретном примере показать, как в суде определяется наличие различных видов дефектов продукции. Истец предъявил иски к продавцу, а также производителю комбинированного электроинструмента «Шопсмит» (Shopsmith), который можно было использовать как пилу, сверло и рубанок. Когда истец взял кусок дерева и провел несколько раз по нему рубанком, то кусок дерева неожиданно вылетел из-под рубанка и ударил истца в лоб, причинив серьезный вред его здоровью. Суд в этом деле присудил компенсацию истцу в размере 65 тыс. долл. Истец представил суду доказательства, что его раны были вызваны конструктивным и производственным дефектами инструмента. Приглашенный эксперт показал, что в рубанке использовался неподходящий набор винтов для соединения деталей инструмента, и обычная вибрация приводила к тому, что кусок дерева вылетал из-под рубанка. Он также показал, что был возможен другой, более совершенный способ скрепления деталей инструмента, использование которого могло предотвратить несчастный случай.

В этом деле присутствуют два вида дефектов: конструктивный и производственный. Если в инструменте были предусмотрены определенные болты, а работник на сборочной линии установил не те болты, которые должны были применяться в этом инструменте, то имеет место производственный дефект. Выявить этот дефект можно, сравнивая данный продукт с аналогичной продукцией того же производителя. Качество дефектного экземпляра в этом случае сильно и явно отличается от всей продукции. Если конструкция станка требовала неподходящих болтов, тогда производственного дефекта нет, так как работники на конвейере твердо следовали спецификациям. В этом случае имеет место конструктивный дефект.

При правиле безусловной ответственности предполагается, что производителю проще избежать риска, связанного с продукцией. Всегда ли эта предпосылка верна, если речь идет о конструктивном дефекте? В подобных случаях решающее значение приобретает ответ на вопрос: возможна ли была при данном состоянии научно-технического развития более безопасная и совершенная конструкция, и должен ли был ответчик остановить на ней свой выбор? Так как процесс конструирования сам по себе всегда требует выбора между издержками и качеством, то доказательство конструктивного дефекта может потребовать сравнения издержек альтернативного, более безопасного конструирования с рисками, которые сопряжены с выбранной производителем конструкцией.

Безусловная ответственность производителей за качество продукции не абсолютна. Для того чтобы на производителя была возложена ответственность за несчастный случай, его продукт должен быть определен как дефектный. Например, производитель водонагревателей будет нести ответственность за потери, вызванные серьезными дефектами в своих водонагревателях (например, за потери в результате взрыва, вызванного неисправным клапаном сброса давления).

Поскольку фирмы должны платить компенсацию за несчастные случаи, вызванные дефектами, независимо от тех мер предосторожности в процессе производства, которые предпринимал производитель, то это правило ответственности за некачественную продукцию сходно с абсолютной ответственностью. Но это правило отличается от абсолютной ответственности тем, что при ней производитель не платит за несчастные случаи, которые возникают не из-за дефектов в его продукции (например, если водонагреватель дает трещину из-за усталости металла). Это правило отличается также от правила небрежности, потому что при правиле небрежности производитель в принципе не отвечает за потери, вызванные дефектами, если он соблюдал должную осмотрительность при производстве продукции.

Рассмотрим последствия применения правила безусловной ответственности за некачественную продукцию:

  • • цена продукции не будет полностью отражать потери в результате несчастного случая (в нашем примере цена водонагревателя не будет отражать потери вследствие трещин, возникших в результате усталости металла), поэтому покупки этой продукции будут чрезмерными, а не оптимальными с точки зрения общества;
  • • у производителя будет недостаточно стимулов к принятию мер предосторожности. Они ничего не будут делать, чтобы сократить рискованность той продукции, которая не считается некачественной (не будет предприниматься ничего, чтобы улучшить износостойкость металла, используемого для производства водонагревателей, если усталость металла не будет признаваться дефектом).

При абсолютной ответственности этих неблагоприятных последствий не возникало бы, поскольку производителю пришлось бы платить компенсацию ущерба, причиненного как некачественными, так и качественными товарами.

Ответственность за ущерб, причиненный некачественной продукцией, может иметь и преимущества по сравнению с абсолютной ответственностью. При правиле абсолютной безусловной ответственности стимулы потребителей к сокращению риска, связанного с качественными товарами, будут более слабыми, особенно, если производитель не может воспользоваться возражением о встречной вине истца.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что безусловная ответственность за некачественную продукцию имеет преимущества по сравнению с правилом абсолютной безусловной ответственности, поскольку создает стимулы к осмотрительности у потребителей, но имеет и недостатки по сравнению с абсолютной безусловной ответственностью. Это правило создает недостаточно стимулов для производителей к проявлению осторожности.

При правиле безусловной ответственности за некачественную продукцию ответчики могут воспользоваться возражениями о том, что истец принял на себя риск, и о том, что жертва несчастного случая неправильно использовала продукт. Эти возражения также можно объяснить соображениями экономической эффективности. Производитель может избежать ответственности, если сможет доказать, что истец добровольно принял риск или использовал продукт для целей, для которых он не был предназначен.

Продемонстрировать эти возражения можно с помощью судебного дела «Даниел против «Форд Мотор”». В 1980 г. истица оказалась запертой внутри багажника автомобиля Форд ЭлТиДи 1973 года выпуска, в котором оставалась в течение девяти дней. Истица предъявила иск о компенсации психических и физических травм, полученных в результате этого случая. Она утверждала, что конструкция автомобиля дефектна, гак как замок багажника нельзя открыть изнутри. Основной фактор, помешавший истице получить компенсацию, заключался в том, что она намеренно пыталась покончить жизнь самоубийством, для чего залезла в багажник автомобиля, из которого затем не могла выбраться.

Суд в этом деле решил, что использование багажника как средства сведения счетов с жизнью было невозможно предвидеть, и поэтому у производителя не было обязательства перед потребителями конструировать внутренний механизм открывания замка. «Невозможность предвидеть» означает при этом, что событие невероятно настолько, что разумный человек не будет учитывать его при принятии решения. Каким образом освобождение производителей от ответственности за риски, которые невозможно предвидеть, достигает цели минимизации третичных издержек несчастных случаев?

Если владелец газонокосилки пострадает в результате несчастного случая, когда попытается подстричь ею кусты, и не сможет получить компенсацию ущерба, поскольку производитель воспользуется возражением о неправильном использовании его продукции, то риск потерь будет возложен на истца. Многие потребители согласились бы с этим распределением риска и потерь, поскольку они не собираются использовать газонокосилку неправильным образом. Если бы производитель не мог воспользоваться этим возражением, то он был бы вынужден страховать всех потребителей от этих потерь. Чтобы покрыть издержки страхования, он должен был бы поднять цену на свою продукцию. Цена для всех потребителей была бы выше, чем необходимо. Те, кто не собирались неправильным образом использовать газонокосилку, будут вынуждены покупать страховку, в которой они не нуждаются и которая имеет для них весьма невысокую ценность. Они могут найти замену этому продукту. Эта ситуация не будет эффективной.

Поэтому можно сделать вывод о том, что безусловная ответственность производителей с возражением о неправильном использовании продукта и принятии потребителем риска — та правовая норма, которая позволяет минимизировать социальные издержки несчастных случаев, вызванных использованием продукции производителей.

Принцип ответственности производителя за свою продукцию формировался в ХХ веке под давлением потребительского сообщества. Потребитель, приобретая продукт, хотел быть уверен в его безопасности и соответствии заявленным характеристикам. Со временем требования потребителей становились жестче, соответственно формировалось законодательство в отношении требований к продуктам и подтверждению заявленным характеристикам.

С развитием общества стало очевидно, что регламентировать следует не только требования к безопасности продукции или соответствие определенным характеристикам, но и требования к безопасному устранению продукта после его использования (в дальнейшем — утилизацию). Это может относиться в равной мере, как к продуктам бытового потребления, так и к промышленной продукции. Причем требования к продукции бытового потребления имеют большее значение, т.к. население менее всего склонно к выполнению различных правил. Управлять поведением индивида труднее, чем регулировать отношения с предприятиями и организациями. Учитывая эту особенность начинать внедрение принципа ответственности производителя в отношении безопасного устранения своей продукции после использования, вероятно, следует с производителей потребительских товаров, как пищевых, так и всех остальных.

Целесообразность возложения ответственности за утилизацию своей продукции после использования на производителя продиктована стремлением общества формировать окружающую среду, безопасную для жизни.

Очевидно, что производители продукции не заинтересованы в принятии на себя каких-либо дополнительных обязательств, даже если они не повлекут значительных расходов. Следовательно, любое распространение принципа ответственности за утилизацию своей продукции должно происходить постепенно, дабы не снизить конкурентоспособность производителей.

Как одно из направлений реализации принципа ответственности за свою продукцию можно выделить обязанность производителя выпускать такой продукт, который можно легко утилизировать. Но в этом случае, придется создавать целый свод норм и правил, которым должна соответствовать продукция.

Не лучше ли предоставить это решать самим производителям, озадаченным самим утилизировать свою продукцию, вышедшую из употребления? Кто додумается выпускать продукт, который нельзя переработать, если ему самому придется с ним возиться?

Наиболее простой путь — обязать производителя бесплатно для потребителя (потребитель будет платить за это при покупке) принимать использованную продукцию и утилизировать ее наименее опасным для людей и окружающей природной среды способом. Уже это простое требование теоретически позволит наладить безопасную утилизацию продукции автоиндустрии, упаковочной и строительной индустрии.

Отсюда возникает следующий вопрос: как нормировать ответственность производителя? Ведь и так ясно, что в короткий срок даже крупные предприятия, имеющие хорошую техническую и финансовую базу, не смогут обеспечит утилизацию всей своей продукции. Видимо для создания оптимальных условий, следует предложить производителю на выбор несколько вариантов обеспечения принципа ответственности. Например, один вариант может включать в себя соглашение с торговыми точками, которые будут принимать использованную продукцию и передавать производителю или его агенту. Другой вариант может включать в себя соглашение с национальным или региональным оператором. И конечно, нельзя обойти внешнеторговую деятельность. Вся ввозимая на территорию России продукция должна соответствовать этому принципу.

Процедурные вопросы должны соответствовать принципу минимизации расходов, как со стороны предприятий, так и со стороны налогоплательщиков (бюджета). Естественно, выигрывать будут те производители, которые будут производить продукцию, требующую минимальных затрат на ее сбор и утилизацию. К примеру, производители сливочного масла в бумажной упаковке смогут продавать свою продукцию дешевле, чем те производители, которые упаковывают сливочное масло в обертку из композиционных материалов, т.к. бумажная упаковка, как безопасная для окружающей среды (биоразлагаемая), не требует расходов по ее утилизации (не требует организации ее сбора и утилизации, т.к. от нее можно избавиться обычным способом через захоронение, сжигание или компостирование). Следовательно, первый производитель будет иметь возможность продавать свою продукцию дешевле на сумму, необходимую для утилизации композитной упаковки.

Альтернативы

Дабы не быть голословным в своих утверждениях, можно привести ряд альтернативных решений в вопросе обращения с отходами.

  • Принцип «загрязнитель платит». Практически реализован в отношении юридических лиц и предпринимателей. Форма реализации вызывает много нареканий. В первую очередь в том, что этот принцип не стимулирует бережного отношения к окружающей среде, а главное не стимулирует производителей совершенствовать свою продукцию в понятии «экологически безопасный продукт» в полном объеме.
  • Экологический сбор (налог). Позволяет собрать средства на организацию соответствующих мероприятий. Однако с позиций рационального использования средств и организации процесса устранения продукции, вышедшей из употребления, возникает ряд вопросов, касающихся экономической эффективности. К тому же, данный способ будет задействовать туже инфраструктуру, которую могут использовать производители, но с меньшей эффективность хотя бы потому, что в данном случае, ничто не стимулирует правительство к этому (ответственность правительства в этом случае минимальна).
  • Залоговая стоимость (депозит). Способ ориентируется на стимулирование населения возвращать использованный продукт за определенную плату. Однако такой способ имеет ряд недостатков. В первую очередь, плата за возвращенный продукт будет или слишком ничтожна для мотивации потребителя или слишком высокая с точки зрения конкурентоспособности этого продукта. К тому же, вещам, не представляющим ровно никакой ценности для потребителя, потерявшим для него всякую полезность, искусственно присваивается определенная потребительская стоимость. Человек начинает смотреть на накапливающиеся у него вторичные ресурсы, не просто как на бытовые отходы, представляющие интерес для промышленности, а как на потенциальный источник определенных личных выгод. Смещение естественной для человека системы ценностей, фетишизация мусора в глазах людей представляет принципиальный порок этой системы сбора вторичных ресурсов. Однако, этим порочность мотивов, культивируемых существующей системой сбора, не исчерпывается. Внедряемые мотивы глубоко безнравственны и негативны по своим социальным последствиям еще из-за того, что ориентированы на малоимущие слои населения. Легко можно представить ситуацию, при которой некоторые безнравственные люди понесут на приемный пункт любые годные (краденые) вещи, как это происходит, например, с ломом цветных металлов. К этому следует добавить, что применяемая система стимулирования не может не развращать не только определенную часть населения, но и некоторых работников системы, порождая хищения, коррупцию и спекуляцию.

Как видно из приведенных альтернатив, предлагаемый принцип ответственности именно производителя наиболее полно отвечает целям и задачам общества в стремлении реализовать принцип устойчивого развития.

1. Если потребителю не предоставлена возможность незамедлительно получить при заключении договора информацию о товаре (работе, услуге), он вправе потребовать от продавца (исполнителя) возмещения убытков, причиненных необоснованным уклонением от заключения договора, а если договор заключен, в разумный срок отказаться от его исполнения и потребовать возврата уплаченной за товар суммы и возмещения других убытков.

При отказе от исполнения договора потребитель обязан возвратить товар (результат работы, услуги, если это возможно по их характеру) продавцу (исполнителю).

2. Продавец (исполнитель), не предоставивший покупателю полной и достоверной информации о товаре (работе, услуге), несет ответственность, предусмотренную пунктами 1 — 4 статьи 18 или пунктом 1 статьи 29 ЗоЗПП РФ, за недостатки товара (работы, услуги), возникшие после его передачи потребителю вследствие отсутствия у него такой информации.

3. При причинении вреда жизни, здоровью и имуществу потребителя вследствие непредоставления ему полной и достоверной информации о товаре (работе, услуге) потребитель вправе потребовать возмещения такого вреда в порядке, предусмотренном статьей 14 настоящего Закона, в том числе полного возмещения убытков, причиненных природным объектам, находящимся в собственности (владении) потребителя.

4. При рассмотрении требований потребителя о возмещении убытков, причиненных недостоверной или недостаточно полной информацией о товаре (работе, услуге), необходимо исходить из предположения об отсутствии у потребителя специальных познаний о свойствах и характеристиках товара (работы, услуги).

Кто такие: изготовитель, исполнитель и продавец

Закон «О защите прав потребителей», далее — Закон дает следующие определения:

изготовитель — организация независимо от ее организационно-правовой формы, а также индивидуальный предприниматель, производящие товары для реализации потребителям;

исполнитель — организация независимо от ее организационно-правовой формы, а также индивидуальный предприниматель, выполняющие работы или оказывающие услуги потребителям по возмездному договору;

продавец — организация независимо от ее организационно-правовой формы, а также индивидуальный предприниматель, реализующие товары потребителям по договору купли-продажи.

Достаточно часто к своему основному правовому статусу (изготовителя, исполнителя, продавца) у организации (ИП) есть еще дополнительный статус (официальный дилер, субдилер, эксклюзивный продавец, партнер и пр.), суть которого заключается в дополнительных полномочиях на совершение от имени изготовителя (исполнителя, продавца) определенных действий.

Практическое значение это имеет для того, чтобы понимать правомочность по приему от потребителей претензий, их рассмотрение и принятие по ним решений.

Как правило, дилеры могут сами принимать, рассматривать и разрешать претензии потребителей на основании договора с изготовителем (продавцом), но и здесь могут быть свои тонкости, которые завият от предоставленных дилеру полномочий.

К примеру, в случае если потребитель приобрел некачественный мобильный телефон и обратился с претензией требованием о его замене в сервисный центр, адрес которого был указан в гарантийном талоне в качестве официального представительства фирмы-изготовителя, то сервисный центр может отказать ему в удовлетворении его требований (даже если заявленная неисправность возникла по вине изготовителя), если указанный сервисный центр по договору с изготовителем уполномочен только на ремонт телефонных аппаратов указанной модели.

Исполнитель

Исполнитель — организация или ИП, выполняющие работы или оказывающие услуги потребителям по возмездному договору.

В тех случаях, когда возникает вопрос, регулируется ли оказание тех или иных услуг законодательством о защите прав потребителей, следует помнить, что Закон рассматривает в качестве исполнителя только лицо, оказывающее такие услуги только по возмездному договору. В том случае, если оказание услуг является исполнением обязательств, возникших не из договорных отношений, либо договор не был возмездным, нормы Закона применяться не могут.

Например, не применяются нормы законодательства о защите прав потребителей при разрешении споров, возникающих в ходе бесплатного обучения, получения бесплатного образования. Если же обучение было оплачено, нормы Закона должны применяться с учетом специальных норм, регулирующих отношения в данной сфере.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *