0

4. Признание и исполнение решений иностранных судов

1. Решения иностранных судов, которые не требуют принудительного исполнения, признаются без какого-либо дальнейшего производства, если со стороны заинтересованного лица не поступят возражения относительно этого.

2. Заинтересованное лицо в течение одного месяца после того, как ему стало известно о решении иностранного суда, может заявить возражения относительно признания этого решения в верховный суд республики, краевой, областной суд, суд города федерального значения, суд автономной области или суд автономного округа по месту нахождения или месту жительства заинтересованного лица либо месту нахождения его имущества, а если заинтересованное лицо не имеет места жительства, места нахождения или имущества в Российской Федерации, в Московский городской суд.

(часть 2 в ред. Федерального закона от 29.12.2015 N 409-ФЗ)

3. Возражения заинтересованного лица относительно признания решения иностранного суда рассматриваются в открытом судебном заседании с извещением этого лица о времени и месте рассмотрения возражений. Неявка без уважительной причины заинтересованного лица, относительно которого суду известно, что повестка ему была вручена, не является препятствием к рассмотрению возражений. В случае, если заинтересованное лицо обратится в суд с просьбой о переносе времени рассмотрения возражений и эта просьба будет признана судом уважительной, суд переносит время рассмотрения и извещает об этом заинтересованное лицо.

4. После рассмотрения судом возражений относительно признания решения иностранного суда выносится соответствующее определение.

5. Копия определения суда в течение трех дней со дня его вынесения направляется судом лицу, по заявлению которого было принято решение иностранного суда, его представителю, а также лицу, заявившему возражения относительно признания решения. Определение суда может быть обжаловано в вышестоящий суд в порядке и в сроки, которые установлены настоящим Кодексом.

Комментарий к статье.

Комментируемая статья предусматривает правила признания решений иностранных судов, которые не требуют принудительного исполнения.

Согласно ч. 1 комментируемой статьи решения иностранных судов, которые не требуют принудительного исполнения, признаются без какого-либо дальнейшего производства, если со стороны заинтересованного лица не поступят возражения относительно этого.

Заинтересованное лицо в течение одного месяца после того, как ему стало известно о решении иностранного суда, может заявить возражения относительно признания этого решения:

— в верховный суд республики, краевой, областной суд, суд города федерального значения, суд автономной области или суд автономного округа по месту нахождения или месту жительства заинтересованного лица либо месту нахождения его имущества;

— в Московский городской суд, если заинтересованное лицо не имеет места жительства, места нахождения или имущества в Российской Федерации (ч. 2).

Указанная часть комментируемой статьи изложена в новой редакции и вступила в силу с 1 сентября 2016 г. в соответствии с Федеральным законом от 29 декабря 2015 г. N 409-ФЗ <1>.

———————————

<1> Российская газета. 2015. N 297.

Согласно ч. 3 комментируемой статьи возражения заинтересованного лица относительно признания решения иностранного суда рассматриваются в открытом судебном заседании с извещением этого лица о времени и месте рассмотрения возражений. Неявка без уважительной причины заинтересованного лица, относительно которого суду известно, что повестка ему была вручена, не является препятствием к рассмотрению возражений. В случае если заинтересованное лицо обратится в суд с просьбой о переносе времени рассмотрения возражений и эта просьба будет признана судом уважительной, суд переносит время рассмотрения и извещает об этом заинтересованное лицо.

Рассмотрев возражения относительно признания решения, суд выносит соответствующее определение (ч. 4).

Копия определения суда в течение трех дней со дня его вынесения направляется судом лицу, по заявлению которого было принято решение иностранного суда, его представителю, а также лицу, заявившему возражения относительно признания решения. Определение суда может быть обжаловано в вышестоящем суде в порядке и в сроки, установленные ГПК РФ (ч. 5).

Согласно разъяснениям, содержащимся в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2011 г., возражения заинтересованного лица относительно признания на территории Российской Федерации решения иностранного суда, не требующего принудительного исполнения, подлежат рассмотрению по существу.

Решением суда города Вильгельмсхафен (Германия) брак между гражданами Российской Федерации Л. и М., проживавшими на момент рассмотрения данного дела на территории Германии, расторгнут.

Заявитель Л. обратилась в компетентный суд Российской Федерации с возражениями относительно признания на территории Российской Федерации решения иностранного суда, которое не подлежало принудительному исполнению. В обоснование заявления Л. сослалась на то, что указанное решение не содержит отметки о вступлении его в законную силу, так как имеющаяся на нем пометка «решение обнародовано» не тождественно понятию «вступило в законную силу». Кроме того, в силу ст. 160 Семейного кодекса Российской Федерации расторжение брака должно было производиться в соответствующем консульском учреждении Российской Федерации.

Определением судьи верховного суда республики возражения Л. оставлены без удовлетворения.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев дело по частной жалобе Л., указанное определение судьи оставила в силе по следующим основаниям.

Согласно ст. 413 ГПК РФ решения иностранных судов, которые не требуют принудительного исполнения, признаются без какого-либо дальнейшего производства, если со стороны заинтересованного лица не поступят возражения относительно этого. Заинтересованное лицо по месту его жительства или месту нахождения в течение месяца после того, как ему стало известно о поступлении решения иностранного суда, может заявить в верховный суд республики возражения относительно признания этого решения.

В соответствии со ст. 414 ГПК РФ отказ в признании решения иностранного суда, которое не подлежит принудительному исполнению, допускается при наличии оснований, предусмотренных п. п. 1 — 5 ч. 1 ст. 412 данного Кодекса.

Рассматривая возражения Л. против признания решения суда города Вильгельмсхафен (Германия), суд пришел к выводу об отсутствии предусмотренных законом оснований для отказа в признании на территории Российской Федерации не подлежащего принудительному исполнению решения иностранного суда. Вывод суда мотивирован, соответствует собранным по делу доказательствам, и оснований для признания его неправильным не установлено.

Из материалов дела видно, что решение о расторжении брака между супругами Л. и М. было принято германским судом по требованию супруги Л. Именно она обратилась в суд города Вильгельмсхафен с иском к супругу М. о расторжении брака, хотя стороны вправе были обратиться в консульское учреждение Российской Федерации в Германии, так как несовершеннолетних детей от брака они не имеют, спора о разделе совместно нажитого имущества между ними не возникло и супруг дал согласие на расторжение брака. Указанное решение с отметками о том, что оно обнародовано и «правосильно», то есть вступило в законную силу, было направлено сторонам.

Ссылка в частной жалобе Л. на то, что копия решения германского суда для исполнения в судебные и иные инстанции Российской Федерации не поступала, не имеет правового значения для разрешения вопроса о признании указанного решения суда на территории Российской Федерации. В соответствии с п. 3 ст. 160 СК РФ расторжение брака между гражданами Российской Федерации, совершенное за пределами территории Российской Федерации с соблюдением законодательства соответствующего иностранного государства о компетенции органов, принимавших решение о расторжении брака, и подлежащем применению при расторжении брака законодательстве, признается действительным в Российской Федерации.

Поделиться с друзьями

Комментарии статьи 409 ГПК РФ в действующей редакции

Главу 45 «Признание и исполнение решений иностранных судов и иностранных третейских судов (арбитражей)» есть основания отнести к числу новелл ГПК. Такой вывод бесспорен при сопоставлении содержания данной главы с единственной, причем неточно сформулированной и преимущественно отсылочного характера ст. 437 ГПК РСФСР 1964 г.

Существенная неточность состояла в том, что эта статья по ее прямому грамматическому смыслу регулировала не принципиальную проблему возможности или недопустимости реализации в России постановленных иностранными судами и арбитражами актов, а их «порядок исполнения», определяемый международными договорами.

Однако неверно, что «порядок исполнения» (а это обширная и сложная часть производства) иностранных решений в России определяют только международные договоры. Процедура, содержание, результаты заключительной стадии движения дела составляют предмет регулирования национального законодательства РФ, а его нормы относятся к сфере не частного, а публичного права и обязательны для судов и органов исполнения. Международные соглашения вносят в наше процессуальное право лишь относительно небольшие, хотя иногда и важные коррективы и дополнения. Таким образом, процесс исполнения любых судебных актов подчинен Федеральному закону «Об исполнительном производстве», в определенных моментах ГПК РФ и ряду других нормативных документов.

Отмеченный недостаток был устранен Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г. «О признании и исполнении в СССР решений иностранных судов и арбитражей» — далее Указ 1988 г.

Это компактный (12 статей), но одновременно емкий, юридически сбалансированный, понятный, а главное, вполне отвечающий современным условиям нормативный акт. Строго разграничены понятия признания и исполнения зарубежных правоприменительных постановлений по цивилистическим вопросам, обозначен примерный круг таких постановлений (решения судов и арбитражей, приговоры в части возмещения ущерба от преступления), названы судебные органы страны, компетентные принимать и рассматривать соответствующие ходатайства заинтересованных лиц, перечислены элементы таких ходатайств, намечены порядок их разбирательства, мотивы отказа и последствия удовлетворения. Указ от 21 июня 1988 г. провозгласил общее правило о допустимости признания и исполнения иностранных судебных актов только в случаях, предусмотренных международными договорами с участием советского (ныне российского) государства. Тем самым он открыл дорогу для подписания, ратификации таких договоров или присоединения к ним.

Указ 1988 г. стабилизировал практику российских судов путем ликвидации пробелов в соответствующем разделе нашего законодательства, при формировании новых норм принял во внимание пригодные для нашей юстиции положения зарубежных правовых систем и международных документов. Немалое внимание Указ 1988 г. и обобщение практики его применения оказали рабочим группам и различным комиссиям при разработке проекта ГПК РФ, его обсуждении и утверждении.

Характерно, что Указ 1988 г. не отнесен к числу многочисленных актов, утративших силу с 1 февраля 2002 г. согласно ст. 2 Закона о введении в действие ГПК РФ. Он в общей форме включен ст. 4 этого Закона в группу нормативных актов, подлежащих дальнейшему применению в тех частях, которые не противоречат новому Кодексу. Разрешение вопроса о наличии или отсутствии противоречия подлежит толкованию, иногда довольно сложному. И этого можно ожидать от иностранных лиц и их представителей, имеющих хорошую юридическую квалификацию.

Однако Конституция РФ 1993 г. не наделяет президентские указы качеством актов, которыми вполне правомерно окончательно и без каких-либо дополнительных согласований можно одобрить заключение международных соглашений, конвенций, договоров, в том числе затрагивающих вопросы международного гражданского процесса. Одобрение может последовать только в результате принятия федерального закона. Именно такой вывод следует из содержания ч. 1 ст. 409 ГПК РФ.

Не лишне заметить, что российским судам надлежит учитывать положения ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» от 15 июля 1995 г. Этот Закон расшифровывает понятие международного договора РФ как «международное соглашение, заключенное Российской Федерацией с иностранным государством (или государствами) либо с международной организацией» (ст. 2). Международные договоры РФ согласно ст. 3 заключаются с иностранными государствами или международными организациями от имени Российской Федерации (межгосударственные договоры), от имени Правительства РФ (межправительственные договоры), от имени федеральных органов исполнительной власти (договоры межведомственного характера).

Производство по гражданским делам российскими судами общей юрисдикции должно осуществляться только по правилам Гражданского процессуального кодекса и издаваемых в соответствии с ним федеральных законов. Отсюда следует, что упоминаемые в ст. 409 ГПК РФ международные договоры могут быть только межгосударственными, т.е. относящимися к первому и высшему из трех уровней по классификации Закона 1995 г.

Решения иностранных государственных судов в принципе подлежат признанию и исполнению на территории Российской Федерации. Причем использованный термин «решение» не следует трактовать ограничительно в чисто российском варианте (ст. ст. 194, 198, 329 ГПК РФ). Во избежании путаницы и аргументированной критики понятие «решение» надлежит распространить не только на вынесенные акты при завершении полномасштабного состязательного процесса, но равно на решения заочные, суммарные, частичные, согласованные сторонами, об утверждении мировых соглашений, постановления вышестоящих инстанций по тому же делу и даже согласно ч. 2 ст. 409 ГПК РФ приговоры в части возмещения ущерба от преступлений. Общий для всей группы перечисленных актов признак — окончательное разрешение иностранным судом заявленного требования по существу.

Реализация иностранного решения на российской земле может быть осуществлена, только когда это закреплено международным договором РФ. Такая реализация при отсутствии договора на условиях так называемой международной вежливости (или взаимности) ГПК РФ не предусмотрена. Термин «договор» распространяется также на многосторонние соглашения и конвенции. Для иллюстрации приведем некоторые примеры.

Гаагская Конвенция по вопросам гражданского процесса (Гаага, 1 марта 1954 г., СССР присоединился 17 сентября 1966 г.) отменила уплату залогов и иных платежей в обеспечение компенсации судебных издержек с граждан одной страны-участницы, предъявляющих иски в судах другой страны-участницы, где они не имеют местожительства или имущества. Но в случае проигрыша с истца присуждаются ответчику понесенные им судебные издержки, причем «решения о взыскании судебных издержек и расходов объявляются подлежащими исполнению без заслушивания сторон, при условии, однако, что сторона, с которой производится взыскание, имеет право на последующее обжалование в соответствии с законодательством государства, где испрашивается исполнение» (ст. 19).

Минская конвенция 1993 г. отводит признанию и исполнению решений раздел III (ст. ст. 51 — 55). К числу объектов рассмотрения отнесены вынесенные на территории других участников Конвенции решения учреждений юстиции по гражданским и семейным делам, утвержденные судом мировые соглашения по таким делам, нотариальные акты по денежным обязательствам, а также решения судов по уголовным делам о возмещении ущерба (далее — решения). Затем следуют статьи, посвященные признанию не нуждающихся в исполнении решений, ходатайствам о разрешении принудительного их исполнения, порядку реализации решений, перечню мотивов, препятствующих этому положительному результату.

Многочисленные двусторонние договоры между Россией и другими государствами имеют много общих черт, сходных и даже редакционно тождественно сформулированных правил, в том числе в разделах о реализации решений зарубежных судов. Но есть и различия, а потому на практике надлежит учитывать, суд какого государства вынес решение, и применять соответствующий договор, а при необходимости — многосторонние конвенции и нормы российского национального законодательства.

Комментарии нормы ч. 3 ст. 409 ГПК

Нормы ч. 3 ст. 409 ГПК РФ применимы к тем актам заграничных судов, при полном или частичном неисполнении которых должником в добровольном порядке необходимо прибегать к мерам государственного принуждения. Если заявитель заинтересован только в признании юридической значимости подобных актов, то для этого установлен несколько иной процессуальный регламент.

Обзор двусторонних договоров о правовой помощи СССР и РФ со многими странами, действующих в Российской Федерации, позволяет констатировать, что согласно повторяющейся в таких документах стандартной формулировке иностранное решение становится юридически полноценным в плане его исполнения после вступления в законную силу. Однако это не вполне однозначно по отношению к решениям судов государств — участников Минской конвенции 1993 г. Из текста подп. «а» ч. 2 ст. 53 Конвенции следует, что исключение предусмотрено для решений, подлежащих немедленному исполнению согласно национальному законодательству страны, где оно постановлено. Исключения можно обнаружить и в двусторонних договорах. Например, сразу исполняются решения польских судов по искам о взыскании алиментов (п. 1 ст. 53 Договора).

Такая особенность должна быть удостоверена официальным документом или аргументированно обоснована непосредственно в самом решении (п. 2 ч. 2 ст. 411 ГПК). Аналогичного уровня подтверждение всегда необходимо для удостоверения факта наделения иностранного судебного решения качеством законной силы. Это особенно актуально на современном этапе, когда в национальных правовых системах происходят изменения судоустройства и судопроизводства, от которых нередко зависит трактовка содержания понятия законной силы или приравниваемых к ней конструкций.

Часть 3 ст. 409 ГПК РФ устанавливает трехлетний срок для обращения иностранного решения к принудительному исполнению с момента его вступления в законную силу. Аналогичен по смыслу, хотя и иначе стилистически изложен п. 2 ст. 80 ФЗ «Об исполнительном производстве» 1997 г. Исполнительный лист взыскатель может получить согласно правилам ст. 428 ГПК РФ. Однако время получения такого документа на упомянутый трехлетний период не влияет.

Восстановление российским судом срока на предъявление правоприменительного акта зарубежного суда к исполнению возможно, если просрочка действий заявителя оправдывается уважительными причинами. Процедуру восстановления регламентируют нормы ст. 112 ГПК РФ. Это одно из проявлений распространения на иностранных лиц, обычно выступающих в роли взыскателей, принципа национального режима в сфере отправления правосудия.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *